Дар як сатр
» Материалы за 11.06.2020
11:2311 июн

Интервью Зарафо Рахмони: Кабири предал нас

Интервью Зарафо Рахмони: Кабири предал нас

Его сестра говорила: «Зарафо, мне жаль тебя, ибо
будешь страдать!»
Зарафо Рахмони, член политсовета Партии исламского возрождения (запрещенная в Таджикистане партия) и единственная женщина в политсовете этой партии, которая за соучастие в попытке государственного переворота в Таджикистане была задержана органами. Некоторое время назад она была помилована Президентом Республики Таджикистан и освобождена.
- В начале поздравляю вас с освобождением из тюрьмы. Для женщины, особенно для таджикской матери, очень трудно находиться за решеткой…
- Спасибо. Свобода, конечно, сладка для всех, но мне кажется она для меня слаще! Ибо, когда я – мать нахожусь в тюрьме, а дети - в поиске матери и когда я каждый день тоскую по ним, это само уже огромная трагедия. Разве можно представить большее счастья, чем то, что обнимаешь детей и целуешь их прекрасные лица? Свобода - это наилучшее благо, которое подарено мне Всевышним посредством Лидера нашей нации…
- Вы освободились в соответствии с Законом о помиловании?
- В Законе о помиловании не предусмотрено освобождение тех, кто привлечен по статье, по которой нас судили. Однако я два месяца до принятия этого Закона писала письмо на имя Президента страны и просила его простить меня. Я была уверена, что он пожалеет женщину, так и случилось, за что я очень и очень благодарна. Если бы так не случилось, я бы сейчас не беседовала с вами и не виделась бы со своими детьми.
- Разве вы не были свободны до ареста, что боролись «за свободу»? Как и от кого хотели освободиться?
- Мы были свободны, но нам говорили, что вы не свободны, ваши религиозные свободы ограничены, вы должны стремиться к свободе…
- Кто это говорил? Руководство партии?
- Нет, они были исполнителями указаний других. Это говорили те, которые материально обеспечивали партию и ее руководство, и всегда хотели держать под своим влиянием целую нацию, имеющую с ними общую культуру и общий язык. Мы также верили, что мы не свободны. Взгляните на короткую историю независимости страны и все прояснится. Профинансировали и натравили наш народ друг на друга. Тысячи погибли и многие другие тысячи стали бездомными и скитальцами. Затем мы простили друг друга и заключили мир. Все наши свободы были обеспечены. Народ вернулся к спокойной и созидательной жизни. Наши дети без проблем занялись учебой, а народ - делом и спокойной жизнью. Однако, еще захотели втянуть нас в войну, чтобы мы сами нарушили покой нашей страны своими руками и чтобы к власти пришла не одна партия, а от ее имени всего 10-15 человек и, чтобы другая страна, имеющая с нами общую религию и общий язык, взяла в свои руки наши бразды, и сделала нас своими послушными рабами. Это дело они хотели провернуть в сентябре прошлого года нашими же руками. Хорошо, что во время преградили им путь.
- Какую страну вы имеете ввиду?
- Неужели не поняли, страна, имеющая с нами общую религию и общий язык, т.е. Иран…
- Вы располагаете фактами?
- Факты – это признания членов высшего совета партии в судебном процессе. По их словам, они в 1993 году обучались в этой стране военному делу и неоднократно генерал Назарзода, который сам получал там военное образование, навещал их, а потом в 2015 году они стали действовать по их поручению. Поскольку находились на их материальном обеспечении, у них не было выхода не выполнить их указание.
- Сейчас, когда в Варшаве проходят саммит ОБСЕ, группа сторонников ПИВТ, деятельность которой запрещена в Таджикистане, нарушив работу этого совещания, на груди с фотографиями членов партии, в том числе вас, требуют их освобождения. Кто они такие?
- По-моему, в основном, родственники осужденных, но есть и такие, которые действуют из-за материальной зависимости от иностранцев. Разве их одинаковая форма одежды, монтаж портретов и сбор этих людей с разных уголков Европы можно организовать бесплатно? Многие из родственников Кабири в настоящее время находятся там, и должна признаться, что руководитель партии предал нас.
- Каким образом?
- Он знал о том, что нас задержат, но ничего не сделал для нашего спасения. Он приложил все усилия, чтобы вытащить свою родню из страны, даже сестру он забрал намного раньше. Мы с сестрой Кабири были близкими подругами и через два дня после того как меня задержали, она позвонила мне и сказала: «Зарафо, мне жаль тебя». Я спросила: «Почему?». В ответ она сказала: «Ты будешь страдать». И вправду, только после задержания я вникла в смысл этих слов и поняла, что они заранее знали о последствиях, но бросили нас на произвол судьбы. Об этом я сказала в судебном процессе, и некоторые мои соратники критиковали меня за это. Я сказала, если будет возможность и необходимость, то я эти слова скажу в лицо Кабири.
- Ведь там есть не только его родственники?
- Некоторых своих друзей (членов политсовета и тех, в ком он уверен) устроил в стране, которой верит, о которой я упомянула и сейчас из их числа Махмадсолех Кабиров, Айемиддин Сатторов, Мухаммаджон Нури и Абдусаттор Бобоев избраны, чтобы поехать в Варшаву. Разве они могут поехать туда без денег своих попечителей и без их разрешения. Кто им дал денег на пропитание, одежду, проживание?
Конечно же, эти спонсоры. Они дают денег и указывают когда, где им выступить и очернить свою нацию и Родину. Теперь нам известно, кто подливал масло в огонь нашей войны.
- Вы хотите сказать, что эта выступившая в Варшаве молодежь направлена Ираном?
- Без сомнений, многие из них поехали туда благодаря финансовой поддержке этой страны. Но среди них есть и такие, которые действуют при поддержке организации под руководством подстрекателей, наподобие Свердлова, являющихся их вдохновителями и финансистами.
. Когда вы находились в тюрьме и шло следствие, в прессе появилось много сообщений о пытках над вами…
- Да, я знала обо всем этом. Ибо пресса нам была доступна. Когда я читала эти вещи, удивлялась, кому надобны эти лживые слова? Честно говоря, отношения ко мне нисколько не выходили за рамки Закона. Следователи говорили со мной только на основании фактов и я там, а также в ходе процесса услышала такие слова и увидела такие факты, которых нельзя было опровергнуть. Никто меня не мучил, а во время болезни ко мне вызывали врача. Когда я читала и слышала о том, что подвергаюсь пыткам, больше не смогла выдержать и обратилась к начальнику учреждения с тем, что если закон позволяет, я сама по этому поводу напишу опровержение. Конечно, я понимала, что разговор о применяемых ко мне пытках кому-то был необходим
- Зарафо, я как один из ваших коллег, хотел бы узнать, что привело вас в ПИВТ, ту, которая имеет высшее образование, и даже два образования? Вы, действительно были не свободны в своей повседневной жизни и в исполнении религиозных предписаний?
-(Задумавшись) Я и сама до сих пор не понимаю. Тогда я была очень молодая и после окончания университета меня в качестве журналиста пригласили в женский партийный журнал. Некоторое время я там работала. Вместе с некоторыми другими мы организовали журнал «Найистон». Первые два года я не была даже членом партии. После смерти Саида Абдуллоха Нури первый шаг, сделанный Кабири – это был закрытие двух журналов, один из которых был для молодежи, а другой – для женщин. Меня на работу направили в отдел культуры партии. В дальнейшем меня использовали в своей пропагандистской деятельности в качестве образца партийной женщины, принявшей религиозную партию и борющейся в ее рамках.
- В завершение нашей беседы если у вас есть что сказать, то - пожалуйста…
- Есть много что сказать, однако я хочу подчеркнуть один момент. Особенно заблудившейся молодежи. Откажитесь от избранного вами ошибочного пути! Никогда не лейте воду в мельницу врагов нашей нации! Нас уже дважды направляли по ошибочному пути, и мы это осознали лишь за решетками тюрьмы. Если бы этот путь не был ошибочным и полностью обманчивым , то сегодня Кабири также был бы с нами. Сегодня за все, потраченное им он вынужден даже своих детей вести по этому пути. Его не оставят в покое. Он вынужден организовывать митинги в Турции и в Европе, ибо этими своими выступлениями он должен вернуть долги своим хозяевам, оскорблять свою нацию и народ.
Дорогая молодежь, пока не поздно, сверните с этой скользкой тропы… для него и его хозяев ни вы, ни ваша Родина ничего не стоят. Спокойствие нашей Родины превыше всего. Они хотят, чтобы были война и конфликты, хаос, хотят навязать нам судьбу, которую ныне испытывают в Сирии, Афганистане, Ливии, Йемене, Турции и Украине

https://www.facebook.com/groups/dilshod.rahmonov.16051988/permalink/626586814615364/

11:1711 июн

Зарафо Раҳмонӣ: Кабирӣ ба мо хиёнат кард

Зарафо Раҳмонӣ: Кабирӣ ба мо хиёнат кард

 


Хоҳараш гуфта буд: «Зарафо, ман дилам ба ту месӯзад, зеро азоб хоҳӣ кашид!»

 

Зарафо Раҳмонӣ, аъзои Шӯрои сиёсии Ҳизби наҳзати исломии Тоҷикистон (ҳизби дар Тоҷикистон мамнӯъ) ва ягона зан аз раёсати ин ҳизб,  ки барои даст доштан дар кӯшиши табаддулоти давлатӣ дар Тоҷикистон аз ҷониби мақомот боздошт шуда буд. Чанде қабл Президенти Ҷумҳурии Тоҷикистон ӯро авф намуд ва мавсуф ба озодӣ баромад.

— Аввалан шуморо барои гардидан аз қайди зиндон табрик мегӯям. Барои як зан, хоса модари тоҷик  паси панҷара будан сахт мушкил аст…

— Ташаккур. Албатта, озодӣ барои ҳама ширин аст, аммо ба назарам, барои ман аз ҳама ҳам ширинтар! Зеро вақте ки ман модари зиндонӣ бошаму фарзандон дар суроғи модар ва ҳамарӯза аз дидани онҳо маҳрум, ин худ як фоҷиаи бузург аст. Магар хушбахтиеро аз ин беҳтар метавон  тасаввур кард, ки фарзандонро ба оғӯш гирию  аз чеҳраҳои гармашон бибӯсӣ? Озодӣ беҳтарин неъматест, ки Худованд бароям бо дасти Пешвои миллатамон ато кард…

— Шумо мувофиқ ба Қонуни афв озод шудед?

— Дар Қонуни афв ба озодӣ баромадани он нафароне, ки аз рӯйи моддае, ки мо бо он суд шуда будем, дар назар дошта нашуда буд. Вале  ман ду моҳ кабл аз баромадани ин қонун  ба номи Президенти кишвар нома навишта, аз он кас хохиш намуда будам, ки маро бахшанд. Боварӣ  доштам, ки он кас нисбати як зан тараҳҳум хоҳанд кард ва чунин ҳам шуд, ки ман хеле ва хеле миннатдорам. Агар чунин намешуд, ман ҳоло бо шумо суҳбат хам намекардаму ба дидори фарзандонам намерасидам.

— Магар қабл аз зиндонӣ шудан озод набудед, ки барои «озод шудан» талош доштед? Чӣ гуна ва аз кӣ озод будан мехостед?

— Мо озод будем, вале ба  мо мегуфтанд, ки шумо озод нестед ва озодиҳои диниатон маҳдуд аст, барои озод шудан кушед…

— Инро кӣ мегуфт? Роҳбарияти ҳизб?

— Не, онҳо иҷрокунандаи амри дигарон буданд. Инро онҳое мегуфтанд, ки ҳизб ва роҳбарияти онро таъминоти молӣ менамуданд ва ҳамеша мехостанд як миллати ҳамфарҳангу ҳамзабони худро зери нуфузи худ қарор диҳанд. Мо ҳам бовар мекардем, ки озод нестем. Ба таърихи кӯтоҳи истиклолияти кишвар нигаред, ҳамааш маълум аст. Маблағ доданду мардуми моро бо ҳам ҷанг андохтанд. Ҳазорон нафар мурд ва ҳазорони дигар бехонаю саргардон шуд. Баъд ҳамдигарро бахшидему сулҳ кардем. Ҳамаи озодиҳоямон таъмин шуд. Мардум ба зиндагии осудаю созанда баргаштанд. Фарзандонамон бе мушкилот таҳсил мекарданду мардумамон  кору зиндагӣ.  Аммо боз хостанд, ки   моро ба ҷанг кашанд ва кишварамонро бо дасти худ ноором созем ва як ҳизб не, балки бо номи он ҳамагӣ 10-15 нафар сари қудрат биёянду як  кишвари ҳамдину ҳамзабони мо лаҷомамонро ба даст гирад ва моро мутеъу фармонбардори худ созад. Ин корро онҳо мехостанд дар моҳи сентябри соли гузашта бо дасти худамон амалӣ кунанд. Шукр, ки зуд пеши роҳашон гирифта шуд.

— Шумо кадом кишварро дар назар доред?

— Наход нафаҳмида бошед, кишвари ҳамдину ҳамзабони мо —  Эрон…

— Барои ин далел доред?

— Далел ин иқрори аъзои раёсати олии ҳизб дар вақти мурофиаи судӣ буд. Мувофиқи гуфтаашон  онҳо соли 1993 дар ин кишвар таълимоти низомӣ гирифта будаанд ва борҳо генерал Назарзода ба дидорбинии онҳо омада будааст, ки худ дар он ҷо таълими низомӣ мегирифтааст. Ана баъд омада -омада соли 2015  бо супориши онҳо амал карданд. Чун дар таъминоти молии онҳо буданд, ба ҷуз иҷрои фармон чорае надоштанд.

Ҳоло ки дар Варшава саммити САҲА идома дорад, як  гурӯҳ ҷонибдорони ҲНИТ, ки фаъолияти он дар Тоҷикистон мамнӯъ аст,  ба кори ин ҷаласа халал ворид карда, дар сари сина акси аъзои ҳизб, аз ҷумла шумо, талаби озодии онҳоро мекунанд. Онҳо кистанд?

— Ба фикрам, аксари онхо хешу ақрабои маҳкумшудагонанд, вале ҳастанд онҳое, ки боз ҳам бо маблағи хориҷиён ин корро мекунанд. Магар ҳамон либоси якхелаи онҳо, насби портретҳо, инчунин аз ҳар гӯшаи Аврупо ҷамъ овардани ин ашхос бе маблағ мешавад? Аксари ақрабои Кабирӣ ҳоло дар он ҷоянд ва бояд иқрор кунам, ки дар ин масъала роҳбари ҳизб ба мо хиёнат кард.

— Чӣ тавр?

— Ӯ медонист, ки моро боздошт мекунанд ва барои халосии мо коре накард. Ӯ то тавонист хешу ақрабои худро аз кишвар берун кард ва ҳатто хоҳарашро ҳамагӣ чанд руз пештар бароварда буд. Ман бо хоҳари Кабирӣ дугонаҳои наздик будем ва қабл аз ду рӯзи боздошти ман ӯ занг зада гуфт: «Зарафо,  дилам ба ту месӯзад».  Пурсидам, ки чаро? Ӯ дар ҷавоб  гуфт, ки азоб хоҳӣ кашид. Рости гап, танҳо баъд аз боздошт ба мазмуни ин суханон сарфаҳм рафтам ва донистам, ки онҳо оқибати корро медонистанд, вале моро танҳо гузоштанд. Ман ин суханонро дар мурофиа ҳам гуфтам ва  баъзе ҳамсафонам ба ин суханони ман интиқод карданд. Гуфтам, ки ин гуфтаҳоро  дар рӯ ба рӯйи худи Кабирӣ ҳам, агар имкон мешуд, мегуфтам.

— Он ҷо танҳо хешонаш нестанд- ку?

— Баъзе аз дӯстони худро (аъзои Шӯрои сиёси ва шахсони дилпурро) дар кишвари боваринокаш, ки дар борааш гуфтам, ҷо ба ҷо кард ва ҳоло аз байни онҳо   Махмадсолех Кабиров, Айёмиддин Сатторов, Муҳамадҷони Нурӣ ва Абдусаттор Бобоев интихоб шуда, сафари Варшава карданд. Магар онҳо бе пули сарапарасташон ва ё бе иҷозати онҳо сафар карда метавонистанд. Кӣ ба онҳо пули хӯрок, либос, ҷойи хоб дод? Албатта, ҳамин сарпарастонашон. Онҳо пул медиҳанду мегӯянд, ки кай, дар куҷо бояд баромад кунанду миллату Ватани худро сиёҳ намоянд. Акнун бароямон аниқ аст, ки оташи ҷанги моро кӣ аланга мезад.

— Шумо гуфтаниед, ки ин ҷавонони баромадкунанда дар Варшава фиристодагони Эронанд?

— Бешубҳа, аксари инҳо бо дастгирии молии ин кишвар он ҷо рафтаанд. Вале ҳастанд онҳое ҳам, ки бо дастгирии созмонҳое, ки ба онҳо Свердлов барин  иғвобарангез роҳбарӣ мекунанд ва  илҳомбахшу маблаггузори онҳоянд, амал мекунанд.

— Вақте ки шумо дар  маҳбас будед ва тафтишот идома дошт, дар матбуот сару садоҳои зиёд дар мавзӯи шиканҷа шуданатон чарх мезад…

— Бале,  ман аз ҳамаи онҳо хабар доштам. Зеро ба мо матбуоти даврӣ дастрас буд. Вақте ки ин суханонро мехондам, ҳайрон будам, ки ин дурӯғпардозиҳо  ба кӣ лозим аст? Рости гап, муомилае, ки бо ман сурат мегирифт, аз доираи қонун заррае берун набуд. Муфаттишон бо ман танҳо дар асоси далел гап мезаданд ва ман он ҷо ва ҳамчунин дар рафти мурофиа суханонеро шунида ва далелҳоеро дидам, ки рад карданашон имконнопазир буд. Касе маро азобу шиканҷа накардааст ва дар вактҳои бемориам бо табиб таъмин мегардидам. Вақте ки дар бораи шиканҷа шудани худ мехондаму мешунидам, дигар тоқат накарда, ба сардори муассиса муроҷиат намудам, ки агар қонун иҷозат диҳад, ман шахсан худам дар ин маврид раддия менависам. Албатта, мефаҳмидам, ки мавзӯи шиканҷа шудани ман ба касе зарур буд.

— Зарафо, ман ҳамчун як ҳамкасби шумо мехостам донам, ки чӣ шуморо, ки соҳиби маълумотед ва ҳатто ду маълумоти олӣ доред, ба ҲНИТ овард? Шумо воқеан ҳам дар фаъолияту зиндагии ҳаррӯзаи худ ва иҷрои фаризаҳои диниатон озод набудед?

— (Ба андеша меравад) Худам ҳам то ҳол намефаҳмам. Он вақт хеле ҷавон будам ва баъди хатми донишгоҳ маро ҳамчун журналист ба журнали занонаи ҳизбӣ даъват карданд. Як муддат он ҷо кор кардам. Ҳамроҳи чанд тан маҷаллаи «Наистон»-ро ташкил кардам. Ду соли аввал аъзои ҳизб ҳам набудам. Баъд аз марги Саид Абдуллоҳи Нурӣ аввалин иқдоме, ки Кабирӣ кард, ин бастани ду журнале буд, ки  яке барои чавонон буду дигаре барои занон. Маро барои кор ба шуъбаи фарҳанги ҳизб фиристоданд. Минбаъд аз ман ҳамчун як намунаи зани ҳизбие, ки ҳизби диниро пазируфтаасту дар доираи он мубориза мебарад, дар таблиғоти худ истифода мебурданд.

— Агар дар хотимаи суҳбатамон гуфтание дошта бошед, марҳамат…

— Гуфтаниҳо зиёданд, вале ман танҳо як чизро таъкид карданӣ будам. Махсусан ба ҷавонони роҳгумзада. Шумо аз роҳи хатои худ баргардед! Ҳаргиз ба осиёби душманони миллатамон об нарезед! Моро аллакай ду бор ба роҳи хато бурданду  онро танҳо дар паси панҷараҳои зиндон дарк кардем. Агар ин роҳ хатою саросар фиреб намебуд, имрӯз Кабирӣ ҳам бо мо мебуд. Имрӯз барои харҷҳои кардааш маҷбур аст, ки ҳатто фарзандонашро ба ин роҳ барад. Ӯро ором нахоҳанд гузошт. Маҷбур аст дар Туркияю Аврупо гирдиҳамоӣ кунад, зеро тавассути ин баромадҳо ӯ бояд қарзҳои хоҷагонашро баргардонад ва миллату халқашро таҳқир кунад.

Ҷавонони азиз, ҳоло ки дер нашудааст, аз ин пайроҳаи лағжонак баргардед.. Барои ӯ ва хоҷагонаш на шумо қадр дореду на Ватани шумо. Осудагии Ватанамон аз ҳама чиз қиматтар меистад. Онҳо мехоҳанд, ки ҷангу ҷидол бошад, бесару сомонӣ бошад ва қисматеро ба сарамон оранд, ки ҳоло Сурияю Афғонистон, Либияю Яман, Туркияю Украинаро домангир аст.

Мусоҳиб

Абдумудассир Аҳмадзода,

«Тоҷикистон»